В центре внимания
ШАХТА

Тим Кэхилл: Уход из Эвертона был одним из самых сложных решений в моей карьере

25.05.2020 15:45

Тим Кэхилл: Уход из Эвертона был одним из самых сложных решений в моей карьере

Тим Кэхилл подробно рассказал о своем пути — начиная с детства в Австралии и вплоть до нынешнего момента, когда он готовится стать тренером.

- Футбол стал частью моей жизни из-за отца. Он из Англии. Мальчишка из Дагенхэма, который болел за Вест Хэм. Это несколько удивительно, учитывая связи с Миллуоллом. Он очень любит футбол. Я просыпался рано по утрам и слышал крики комментатора из телевизора. Там всегда показывали английскую Премьер-лигу.

- За мной следили несколько скаутов. Во время многочасовых тренировок в парке у меня зазвонил телефон. В итоге я отправился на просмотр в Миллуолл. В течение двух недель я вкалывал до седьмого пота на поле. Это было нечто новое, но я должен был быстро все усвоить. Я должен дорожить мячом, делать все просто и пытаться как можно быстрее влиться в команду. За пределами поля я был спокоен и очень вежлив, всегда пытался сделать что-то дополнительное. Но на поле мне нужно было переключать характер очень быстро, чтобы выжить в тех условиях. Миллуолл закалил меня. Я стал тем, кем являюсь сейчас благодаря этому клубу.

Мне было важно попасть в клуб, где мне дадут шанс. Посмотрите, какие игроки были у Миллуолла, тот же Нил Харрис. У нас была прекрасная возможность, потому что тренеру нужно было использовать молодых игроков. Мы были преисполнены энтузиазмом. Это были изумительные времена.

Тим Кэхилл и Нил Харрис, Getty Images

- Мы играли против Уигана. Команда была полна молодых, рвущихся в бой ребят. Мы ничего не боялись. Всегда знали, что когда выходим вместе на поле, мы можем что-то придумать, совершить что-то неординарное. Оглядываясь назад, могу сказать, что это изумительные воспоминания. Смотришь на те фотографии и думаешь: "Мне так повезло, что у меня была такая возможность". Это помогло мне быстро повзрослеть, хоть я и был тогда еще очень молод. Это позволило нам помогать клубу сделать шаг вперед и задумываться о более высоких целях.

Вашему вниманию пятерка лучших голов Тима Кэхилла:

- Когда повышаешься в классе, это нечто особенное. Особенно в Миллуолле. Особенно для болельщиков, особенно для финансовой ситуации, в которой находился клуб. В клубе всегда пытались сохранить своих игроков, выйти на следующий уровень. Но увы, клуб терял игроков. И меня в том числе. Но это огромное достижение, подняться дивизионом выше в таком возрасте. Это повышает твой уровень и повышает планку, которую ты перед собой ставишь. Ты понимаешь, что нужно в раздевалке, чтобы добиться успеха. Я никогда не забуду тот момент. Он определенно помог стать тем, кем я являюсь сегодня.

Когда мы вышли в Чемпионшип, я знал, что это моя платформа. Я очень долго ждал этой возможности, знал, какой там уровень. Я был более, чем счастлив остаться в Чемпионшипе и с нетерпением ожидал тот сезон. Я начал больше забивать, прокачал лидерские качества, стал тем, на кого могли положиться команда и клуб. Мне нравилась ответственность. Я любил бороться за то, что казалось невозможным, старался еще раз повыситься в классе. Где-то в глубине души я думал: "Почему бы и не выйти в Премьер-лигу?" (Миллуол занял 4-е место, но плей-офф выиграл Бирмингем – прим.).

Я знал, что готов. И знал, что буду забивным полузащитником, потому что у меня была хорошая физическая готовность, драйв и чувство момента, что являлось ключевым фактором.

Тим Кэхилл, Getty Images

- Думаю, это был самый сложный момент в моей профессиональной карьере – первая серьезная травма. Но в то же время, это помогло понять, что я за человек, я стремился вернуться обратно как можно быстрее. У меня было по две-три процедуры в день, я пытался ускорить восстановление. Я не понимал, как это – одна-две процедуры в день, когда ты можешь десять часов в день делать что-то полезное. Я не понимал, как это – выходной, когда ты травмирован. В Миллуолле даже если ты на костылях или в защитном сапоге, ты все равно можешь делать подтягивания или отжимания, заниматься на велосипеде для одной ноги.

Я хочу сказать, что это была не работа – а самое приятное в мире чувство каждый день, когда я тренировался. Дело было не в контракте, а в моем пути и что это значило. Травма была лучшим, что могло случиться – я был в своей низшей точке, но как только я это прошел, я понимал, каково это.

- Переход Денниса Уайза был полезен для игроков таких, как я, Дэвид Ливермор, Стивен Рид, всех молодых футболистов. Уайз очень много выиграл, а еще какое у него было поведение на поле и за его пределами. Он играл в Челси и был очень влиятелен, а теперь перешел в Миллуолл, чтобы быть с нами, помочь нам вырасти, поделиться опытом. Это ему очень подходило, да и нам тоже. И Рэй Уилкинс тоже перешел. Деннис был полон энтузиазма, очень страстный, эмоциональный, а Рэй – очень спокойный, с целостным подходом. И когда их совместили, это сработало.

Для меня играть с ним, наблюдать и учиться, видеть его движения, видение поля, голы… Он освобождал для меня много пространства и показывал пример, помогал лучше понимать игру.

- Гол в той игре был, наверное, одним из лучших моментов в моей карьере, учитывая, что это значило для клуба и команды. Мы были там заслуженно. Я до сих пор помню тот гол. Я всегда оглядываюсь на тот момент, потому что болельщики, команды, клубы, игроки – всегда смотрят на футболистов, которые сделали что-то возможным. Я почувствовал, что сделал что-то особенное. Всегда пытался это повторить, искал возможность сделать что-то большее.

Тим Кэхилл, Getty Images

- Я очень хорошо помню тот момент. Осознать, где ты находишься и наслаждаться моментом было очень важно. Честно говоря, наш финал уже был сыгран – против Сандерленда в предыдущем раунде. Мы знали, что у нас очень серьезный соперник, но в то же время, мы всегда пытались победить. Да, нам было очень далеко до МЮ, но в то же время, у нас были Деннис Уайз и Рэй Уилкинс во главе. Были игроки с сильным характером в раздевалке, которые мотивировали, говорили, что мы можем оставить на поле, что можем сделать для Миллуолла.

Это был особенный момент. Сложно выразить что-то словами, потому что все прошло очень быстро. Помню, мы менялись футболками, по-моему, я поменялся с Руудом ван Нистелрооем. Я смотрел на таких футболистов, как Рой Кин и думал: "Они победили из-за своего отношения к делу". Смотришь на Райана Гиггза, братьев Невиллов, Рио Фердинанда и думаешь: "Однажды я вас обыграю".

- Футболисту всегда сложно покидать любимый клуб. Особенно учитывая, какие у меня были отношения с фанатами Миллуолла. Тебе хочется сделать для них намного больше. Однако клуб не вкладывал денег в покупку игроков, необходимых нам для борьбы за выход в Премьер-лигу.

Не знаю, сколько игр я сыграл – их было больше 250 – или сколько голов я забил, но это не важно. Я знал, что готов. Но мне был нужен правильный клуб, подходящее окружение для меня и моей семьи, правильная энергия для меня. Я не мог куда-то перейти и сидеть на скамейке. Эвертон подписывал футболиста, который стремился играть.

Но здесь были вопросы. Я проявил себя в Чемпионшипе, но за меня не заплатили много денег и болельщики хотели знать, что за футболиста они получают. То, что через два дня после моего подписания Уэйн Руни был продан в Манчестер Юнайтед, ситуации не помогало. Предыдущий сезон Эвертон болтался внизу турнирной таблицы. Они закончили на 17-м месте. Но я видел только возможность. Данкан Фергюсон, Дэвид Уэйр, Алан Стаббз, Ли Карсли, Томас Гравесен, Кевин Килбэйн, Кевин Кэмпбелл все еще были в команде.

Тим Кэхилл, Getty Images

- В Миллуолле я был пацаном в команде, где у всех игроков были семьи. У клуба была история, вера и страстные болельщики. Эвертон был таким же клубом с такой же раздевалкой. Я с самого начала знал, что мне нужно делать больше, работать усерднее, чем когда-либо. Нужно было быть агрессивным, быть лидером. Я хотел помогать команде, произвести впечатление, заслужить уважение в раздевалке.

Думаю, Дэвид Мойес точно знал, какого игрока он тогда подписал. Он подбирал футболистов, которые должны были сформировать ядро команды, играющей в его стиле. Я был бесстрашен и настроен сделать свою работу. Он сразу знал, что может на меня положиться. Было важно заработать уважение "эвертонианцев" в команде – Данкана Фергюсона, Алана Стаббза, Тонни Хибберта. Они научили меня, что значит быть "эвертонианцем".

- В своей второй игре за клуб, на выезде против Ман Сити, я забил первый гол в футболке Эвертона. Навес Хибберта – и я головой отправляю мяч в ворота. Это то, что я делал всю жизнь. Я был в шоке. Дебютный гол, 1:0. Невероятное счастье, я поднял футболку над головой. Буквально – снял и поднял, затем надел обратно. Но это произошло как раз тогда, когда за снятую футболку начали выдавать предупреждения. Желтая карточка.

А у меня уже была одна. На 60-й я забил первый гол за клуб, а на 61-й был удален. Полчаса до финального свистка казались самыми длинными в моей жизни, но команда в итоге продержалась, и это был особенный момент для меня. Когда ты получаешь такие шансы на поле, ты должен ими пользоваться. Ситуация была знакомой для меня. Но это произошло на новом стадионе, в новой атмосфере и на новом уровне. То, чего я ждал всю жизнь.

В том сезоне я упражнялся в ударах с Данканом Фергюсоном. Просто смотрел, как он бьет мяч и затем пытался повторить. Я не знал, что произойдет в том сезоне, но знал, что может случиться что-то очень хорошее. Знал, что он должен быть лучше предыдущего.

Тим Кэхилл, Getty Images

- Среди прочего, мы впервые за пять сезонов выиграли Мерсисайдское дерби. И впервые за семь лет – на Гудисоне. Эта игра действительно значит все для обоих команд. Фанаты Ливерпуля и Эвертона живут этим дерби. Для тебя как футболиста это отличный шанс проявить себя, оживить болельщиков. Они навсегда запомнят эти игры – и победы, и поражения.

Когда я взглянул на состав Ливерпуля, первым увидел Джеррарда. Один подкат, один пас, одна пробежка, один удар – невозможно найти человека, который оказывал бы большее влияние своими действиями. Мне встречалось не так много подобных игроков. Еще мне нравилось бороться с Хаби Алонсо. Тоже футболист, за которым здорово наблюдать, мяч у него был будто привязан. Еще я смотрел за Джейми Каррагером. Потому что он был моей первой целью на поле. Когда ты получаешь мяч, всегда жди стычку с Джейми – но если ты выйдешь из нее победителем, это может иметь огромное значение и для твоей команды, и для болельщиков.

Один из голов Тима в ворота Ливерпуля:

Дэвид Мойес

- И еще там был Дэвид Мойес. Стальной характер, высокий – он был не таким пугающим, как некоторые, но когда входил в раздевалку, это ощущалось. Он заботился. О футболистах, болельщиках. Точно знал, что такое – представлять Эвертон. Он строил свою команду на идентичности клуба. Дэвид всегда спрашивал, как дела у моей семьи, как я себя чувствую. Он не осыпал комплиментами, но часто конструктивная критика становилась той искрой, которая помогала завестись, заставляла стремиться к лучшему.

А еще Мойес мастерски объединял команду, наделял ответственностью игроков, которые помогали ему и на поле, и вне его. Микель Артета, Стивен Пиенаар, Лейтон Бейнс, Фил Ягелка, Фил Невилл, Луи Саа, Тим Ховард, Маруан Феллаини – всех их Мойес подписал, когда я был в Эвертоне, и этот список можно продолжить. Теперь, когда я превращаюсь из футболиста в тренера, больше всего мне вспоминается его анализ. Тот уровень внимания к деталям, будь то на пресс-конференции или же на тренировочных полях в четверг или пятницу. Например, наше положение при стандартах: ширина выставленных рук, открытый язык тела, мы должны были полностью понимать, что собираемся делать.

Дэвид Мойес и Тим Кэхилл, Getty Images

Оглядываясь назад на команду, которая финишировала четвертой, я могу сказать, что он сделал лучше всех ее игроков. Выступления за Эвертон были отличной возможностью для меня лучше познать себя самого и клуб, но также научиться чему-то у других игроков. Фил Невилл привнес в клуб новый уровень профессионализма. Манчестер Юнайтед, в котором он играл, не просто так постоянно что-то выигрывал – у них была четкая система, которой следовал каждый игрок.

Да, у них были футболисты мирового класса, но каждый день я на примере Фила видел, за счет чего добывались те победы. Организованность на поле и за его пределами передавала четкий сигнал игрокам: дело было не только в футболе. Микель Артета был одним из самых профессиональных футболистов, с которыми я играл. У нас были изумительные отношения на поле, но я хотел понять больше и учиться у футболиста, который поиграл в Барселоне и за ПСЖ. Он сочетал профессионализм с технической оснащенностью, хорошей физической подготовкой, настроем, скрупулезно подходил к тактике и штрафным ударам.

- Летом 2012 я принял одно из самых сложных решение в моей карьере – ушел из Эвертона. Но ты должен понимать свое тело и понимать, когда пришло время. Я хотел сыграть еще на чемпионатах мира и Азии за Австралию, но видел, что при этом еще и поддерживать тот уровень интенсивности и бегать столько, сколько нужно было в Эвертоне, уже невозможно.

Тим Кэхилл, Getty Images

- Я никогда не был человеком, который будет оставаться в команде просто чтобы оставаться. Поэтому я перебрался в США, став игроком Нью-Йорк Ред Буллз. Это был новый старт для моей семьи, прекрасный город для жизни и новый вызов – MLS. Мне предстояло играть с такими парнями, как Тьерри Анри, Рафа Маркес, Жуниньо Пернамбукано. Теперь у моего тела было меньше стресса, а я получил больше времени, чтобы изучать мир бизнеса. Это было действительно веселое и омолаживающее время.

- В конце концов, я принял решение поиграть в разных частях мира. Мне хотелось выступать и дальше за национальную команду. Так как Австралия играет в Азиатской группе, был смысл перебраться в Китай, Индию или даже вернуться домой в Мельбурн Сити.

Разные языки, разные эмоции, разные подходы, но развивающиеся лиги – все это дало мне возможность помогать товарищам по команде, примерить роль лидера и быть практически тренером в тех коллективах. Из тех этапов я почерпнул чертовски много вещей. Потому что в каждой команде я мыслил тактически и развивал тренерские задатки.

Все 50 голов Кэхилла за сборную Австралии:

Но хотел ли я быть тренером? Хотел ли пресечь эту черту? Возможно. Но это не точно. И вот я сижу здесь сегодня, и мне это нравится. Но мне нравится, потому что я начинаю в академии. Расставляю конусы, двигаю ворота, планирую тренировки. Работаю по шесть-восемь часов, но блоками по две-три недели, чтобы затем взять передышку и понять, где я нахожусь, собирая свои тренерские значки.

Сейчас я получил лицензию УЕФА А. Думаю, у меня есть необходимые ингредиенты, но я хочу послушать и почерпнуть что-то от людей, которые намного лучше меня, которые знают о тренерстве куда больше. Микель Артета однажды сказал, что он никогда меня не покинет. "Когда ты захочешь стать тренером, ты получишь то, что вкладываешь". Теперь я наблюдаю за ним издалека и знаю, сколько часов он в это вложил. По трудолюбию он не уступает никому. И мое отношение к делу должно быть точно таким же.

Тим Кэхилл, The Coaches Voice

Источник

Читайте также
| Карта сайта: XML | HTML