В центре внимания
ШАХТА

Тарибо Уэст: история зеленоволосого фрика, кидавшего майку в Луческу и ставшего пастором

30.01.2021 11:35

Тарибо Уэст: история зеленоволосого фрика, кидавшего майку в Луческу и ставшего пастором

Мир футбола богат на людей, которые, если мягко выразится, "не от мира сего". И один из таких – нигерийский центральный защитник Тарибо Уэст, который всегда выделялся среди остальных своей прической, а кроме того успел вляпаться в дюжину скандалов, чтобы в итоге стать… пастором! Это если кратко, а более детально мы вам расскажем в этой статье.

До 1993-го года Уэст играл в родной Нигерии. Вряд ли вам что-то скажут имена клубов, но ими были Шаркс из родного Порт-Харкорта, а также Юлиус Бергер из крупнейшего города страны и континента – Лагоса. Там игру 19-летнего (стоп, или 31-летнего? Об этом позже!) защитника заприметили скауты французского Осера, куда он благополучно и отправился.

За четыре года парню удалось стать если ни легендой, то уж точно знаковой персоной в истории клуба. Скандальность тогда в основном проявлялась в большом количестве карточек различных цветов, тогда как свои функции на поле Тарибо выполнял преотменно. Команда мало пропускала, а в сезоне 1995/1996 даже стала чемпионом Франции, добыв первое и единственное золото в истории клуба. Более того, смогла она положить медали из сего сплава металла в Кубок страны, в финале которого с минимальным счетом был обыгран Ним.


Летом Уэст принял участие в Олимпийских играх, где его родная Нигерия повергла в шок буквально весь мир, ибо добралась до самого финала, и даже обыграла в нем Аргентину. Еще одни золотые медали! Более того, тоже единственные в истории, на этот раз — для футбольной сборной Нигерии, так что 23-летний (или 35-летний?!) центрбек в 1996-ом году попал в самую что ни есть историю как минимум дважды.

Для Осера же следующий сезон стал не менее памятным – команда добралась до четвертьфинала Лиги чемпионов, вылетев оттуда лишь от будущего победителя – дортмундской Боруссии. Сам же Уэст в главном турнире Европы в том сезоне лишь дебютировал, и своей игрой заинтересовал множество европейских топ-клубов.

Среди них Уэст выбрал Интер. Стоит отметить, что "нерадзурри" в 90-е прилично лихорадило – что уж говорить, не было за этот период времени добыто ни одного Скудетто. Да, денег Массимо Моратти не жалел (за того же Уэста было заплачено 2 миллиона), но толку от них было мало.

Однако среди всех этих лихих 90-х именно сезон 1997/1998 запомнился для интеристов наиболее приятно. В Серии А команда Луиджи Симони финишировала на второй строчке, а вот в Кубке УЕФА даже добыла победу, обыграв в решающем поединке со счетом 3:0 другую итальянскую команду – римский Лацио. Сам Тарибо был в той игре удален, ну так это для него всегда подобное было в порядке вещей!

Более интересная ситуация случилась накануне полуфинала турнира, где миланской команде суждено было встретиться с московским Спартаком, а алленаторе Интера Луиджи Симони на тренировке потребовал от Уэста жёстче идти в отбор, но африканец сначала проигнорировал приказ наставника, а потом объяснил: "Бог сказал мне не делать этого". Как все просто…

Со следующего сезона в карьере эпатажного защитника начались настоящие проблемы, хоть и описанная выше ситуация здесь не при чем. Просто сначала было участие во французском Мундиале 1998-го года, увенчавшееся вылетом в 1/8 от датчан со счетом 1:4, а для Уэста лично – критикой со стороны самого министра культуры страны Отумбу Руншеве!

И ладно бы все касалось игровых ошибок, так нет, он проехался и по неординарному имиджу защитника, сказав, что футболисты для нигерийской молодежи являются эталоном и примером для подражания, а длинные разноцветные волосы ассоциируются с гомосексуализмом. Даже не знаем, насколько обидно было слышать сие всегда очень верующему Уэсту…

Затем был розыгрыш 1998/1999, ставший настоящим кошмаром и для Интера в целом, и для Тарибо лично. Команда закончила его на позорном восьмом месте, а сменило друг друга на его протяжении, вдумайтесь, четыре тренера! Луиджи Симони заменил Мирча Луческу, нынешего тренера Динамо – Лучано Кастеллини, ну а заканчивал сезон на тренерском мостике "нерразурри" Рой Ходжсон. Правда, и того перед началом нового сменил Марчелло Липпи… Бывает же!

С румыном у нигерийца отношения не сложились сразу. Правда там "не сразу" сложно себе представить – Луческу работал в Интере меньше четырех месяцев. Однажды Уэст отказывался выходить на замену, и в буре эмоций кинул в лицо румынскому тренеру майку. Можем пошутить, что место кумира энной части болельщиков Шахтера и Динамо теперь должно быть занято, но не будем.

Сам Мирча потом вспоминал эту ситуацию так: "Уэст не был важным игроком для меня. Он был настолько неуклюж, что мы все над ним смеялись. У меня никогда не было хороших отношений с Тарибо". Также Мистер поведал, что разок Уэст притащил ему Библию и сказал, что в ней написано, что он, Тарибо – звезда Африки, и поэтому играть должен всегда…

С Липпи же, при котором Уэст стал попадать в стартовый состав совсем редко, у парня разок случился сложился разговор не менее забавного характера:
- "Бог сказал мне, что я должен играть".
- "Странно, что мне он ничего подобного не говорил".

Как мы можем из этих историй понять, вера в Бога уже тогда овладела Тарибо. Карьера же подарила новое приключение, случившееся уже в другом миланском клубе – одноименном. На протяжении второй половины сезона 1999/2000 (уже во времена, когда в Милан по понятным причинам начала влюбляться добрая часть украинцев) он сыграл за него всего 4 игры, и даже успел забил 1 гол.

По словам Уэста, он был на поле лучшим, но выгнала его с клуба… миланская мафия (!!!), которая не могла просто так оставить, что некий африканец вытеснит из основы кого-то из пары Костакурта-Мальдини (что-то он там и про Барези плел, да вот только легендарный Франко закончил карьеру в 1997-ом!). Эта подлая мафия подкупила врачей, которые нарисовали Уэсту фиктивную травму, тогда как он чувствовал себя отлично.

В общем, как говорят по-украински, отакої. И увенчалось это все трехмесячной арендой в Дерби Кауни, которому наш герой помог оставить прописку в Премьер-Лиги.


В следующем полноценном для себя клубе, немецком Кайзерслаутерне, Тарибо вновь запомнился скандальным поведением.

Закончилось сие лишь десятью матчами за клуб, после которых, транзитом через японо-корейский Мундиаль, на котором Нигерия набрала всего 1 очко в трех матчах и благополучно отправилась домой, случился белградский Партизан. И вот тут мы остановимся подольше.

Нет, игра Уэста за тогда еще сербочерногорский клуб ничем не приметилась. 16 матчей за полтора года, сами понимаете глубину. Но именно бывший руководитель белградского «Партизана» Жарко Зечевич сказал в 2013-ом году следующее: "Когда он к нам переходил, он сказал, что ему 28 лет. Позже мы узнали, что ему было 40, но он все равно играл здорово, так что я не жалею о его трансфере".

Уэст, понятное дело, все отрицает, но так уж случилось, что он вольно-невольно стал неким родоначальником подобных случаев в среде африканских футболистов. Вдохновителем Джозефа Миналы, если позволите нам пошутить.

В январе 2004-го Тарибо мог переходить в московский Спартак, который тогда возглавлял знаковый для донецкого Шахтера алленаторе Невио Скала, видевший игру Уэста в Италии, и высоко ее ценивший. Эх, а если б он задержался в Украине подольше и привез такую личность в Донецк! Но ладно, и со спартачами не сложилось, так что можем пошутить, что Бог Тарибо уберег.

И потому после Партизана у центрбека было откровенное доигрывание карьеры. Английский Плимут, прости Господи, Аргайл, затем нигерийский Юлиус Бергер, где Уэст играл на заре большой футбольной жизни, и иранский Пейкан.

После окончания карьеры, о котором официально было объявлено в 2008-ом, Уэст какое-то время продолжал заниматься футболом. В 2010-ом, к примеру, запустил на Родине программу "Future Stars Football Talent Hunt with Taribo West", целью которой было выведение нигерийского футбола на новый уровень.

Однако в 2014-ом Тарибо подался в христианские пасторы, основав собственный приход под названием "Убежище в Штормовых чудесных министерствах всех народов". Естественно, предварительно убрав все свои косички. Лишь золотой зуб остался!
Версий того, почему нигериец решил посвятить жизнь Богу, достаточно много. Есть даже такая, что подтолкнула его ситуация, когда в Италии он проводил библейский урок, и на глазах Уэста его югославский… любовник превратился в змею. Но давайте такой бред откинем, хорошо?!

Скорее всего сыграло роль то, что в 2014-ом году Тарибо похоронил мать. Тогда-то он и стал пастором, хотя вера жила в нем всегда.

В 2016-ом Уэст угодил в крайне неприятную ситуацию, когда в эфрие южноафриканской радиостанции объявили о смерти незаурядного нигерийца. В Твиттере об ошибочности слухов почти сразу написал Виктор Икпеба, затем же сие это опроверг еще один друг Тарибо — Этим Эсин, который вышел на связь с журналистами и заявил: "Я только что говорил с Тарибо Уэстом! Мой хороший друг и пастор жив и здоров! Я очень удивлен, что люди просто желают кому-то смерти безо всякой на то причины!"

Религиозные разговоры Уэста с различными тренерами мы уже приводили, а сейчас позвольте нам привести для вашего внимания цитату великого Хавьера Дзанетти: "Однажды Тарибо пригласил нас с Иваном Саморано на религиозное действие, он устраивал такие у себя дома: "Будем молиться, а потом поужинаем". Договорились на семь вечера. Восемь вечера — молимся, девять — молимся, десять — молимся. Ужинать Тарибо подал только в полночь".

В этом весь Тарибо Уэст. И согласитесь – без таких незаурядных личностей спорт номер 1 был бы скучнее и тривиальнее. Намного.

Источник

Читайте также
| Карта сайта: XML | HTML