Александр Зинченко про Шахтер и жизнь в Манчестере

Александр Зинченко про Шахтер и жизнь в Манчестере

«Нас часто путают с Кевином Де Брейне. Все зовут меня Кев. Когда мы идем к автобусу, фанаты кричат мне: „Кев, можно сфотографироваться?“. Потом я поворачиваюсь и слышу: „О нет, это не Кевин“. Издалека мы похожи на близнецов, но вблизи, я считаю себя более красивым (смеется).

Я начинал в „Шахтере“ и там ситуация была очень сложная. У меня был двухлетний контракт, мне предлагали продлить его. Но моей мечтой было играть в первой команде. А как туда пробиться, когда там Фернандиньо, Дуглас Коста и Мхитарян?

Для украинских ребят из дубля пробиться в основу практически нереально. Но мне сказали, что я все равно должен подписать контракт иначе не смогу играть даже за дубль. Так что, около четырех месяцев я просто бегал вокруг поля на каждой тренировке и был предоставлен сам себе.

Два года назад „Шахтер“ проиграл в финале молодежной Лиги чемпионов „Челси“. Это моя возрастная группа, и я там всех знаю. Там огромные таланты, поверьте. И все они готовы играть в Европе. Но долгосрочные контракты с „Шахтером“ не позволяют им куда-то двигаться. Клуб просто закрывает им путь к развитию.

Что больше всего запомнилось в Голландии? Совместные сауны. Я, знаете, был в шоке. Как так, маленький сын, мама и бабушка, дедушка — все вместе голые! Никто не может представить такое, когда я рассказываю об это дома. Видимо, речь идет о менталитете! Я уже привык ничему не удивляться.

Из украинских легионеров я поддерживаю связь с Андреем Ярмоленко. Задавал ему вопрос, что для него самое сложное, и он ответил — язык. Всегда лучше адаптируешься, когда можешь разговаривать с товарищами по команде, шутить с ними. Если вы сидите молча в стороне, то это очень сложно. Вот еще почему украинские игроки бояться ехать за границу», — рассказал Зинченко для The Telegraph.