Виталий Виценец: «У меня еще на два года контракт с «Шахтером»

23-летний полузащитник Шахтера, покинувший Севастополь и перешедший несколько дней назад на правах аренды в Ильичевец, в интервью Football.ua прокомментировал свое возвращение в нечужой клуб.

— Виталий, говоря на тему вашего возвращения в Мариуполь, хотел бы зайти издалека: вспомните, пожалуйста, при каких обстоятельствах сменили летом Ильичевец на Севастополь?

— Там сложилась такая ситуация, что меня в Мариуполе преследовали травма за травмой. Поэтому поговорил с Николаем Петровичем. Сказал, что что-то складывается не так, сказал, что хочу уйти, сменить обстановку. Он меня в этом поддержал.

— То есть, где-то даже на фарт?

— Не то, чтобы на фарт. Просто мне психологически было тяжело оставаться. Мне хотелось играть, а не мог. Я проходил сборы, готовился через дубль, а потом выходил два-три раза на поле и сразу же получал повреждения, выпадал на долгие недели. Дальше – реабилитация, набираю форму, выхожу на поле – и опять то же самое. А с Николаем Петровичем мы остались в хороших отношениях. Он еще тогда сказал: «Уходи, но если что – возвращайся к нам». Так оно, в итоге, и вышло.

— Прошло не так много времени. Нет ли сейчас подсознательного страха работать в той же обстановке, где вас преследовали травмы?

— Нет. Слава Богу, я разобрался со своим организмом, и это главное. Все мои проблемы исходили от спины, с которой было не все в порядке. Важно было найти причину моих проблем, и мне удалось это сделать. В Севастополе сначала все начиналось тоже не лучшим образом, тоже все началось с травмы. Только под конец сезона играл практически в каждом матче по 90 минут и функционально чувствовал себя великолепно.

— Сейчас же вы были инициатором ухода из Севастополя из-за проблем в клубе? Или ситуация складывалась иначе?

— Так сложились обстоятельства. После того, как из команды выгнали ребят: Мариуша Левандовски, Сергея Симоненко, Сашу Чижова, а позже – и Геннадия Орбу, я сразу же спокойно поговорил с руководителями клуба – это было еще до матча с Динамо в последнем туре – и мы договорились, что я смогу спокойно уйти.

— Интервью, в котором вы во всеуслышание рассказали о долгах клуба перед игроками, как-то негативно отразилось на ваших перспективах в Севастополе?

— Я бы не хотел говорить на эту тему. Скажу так: я сказал то, что сказал. Тот, кто знает, тот поймет, о чем идет речь.

— Сейчас ситуация в Севастополе стабилизировалась? Вам выплатили все долги по зарплате?

— Да, там все стабилизировалось. Практически со всеми долгами клуб рассчитался. Лично передо мной и, на сколько мне известно, Чижовым, есть небольшие задолженности, но в ближайшее время они должны быть погашены.

— Возвращаясь к теме вашего возвращения: как я понимаю, ему предшествовал разговор с Николаем Павловым.

— Да. Мы поговорили с ним и моим агентом, я сказал, что не против вернуться в Ильичевец, а Николай Петрович был только рад моему возвращению, поздравив меня заодно со свадьбой. Да и вообще – встретили меня прекрасно. Все шутят, мол, такое ощущение, что я никуда и не уезжал. А я действительно приехал, поселился в ту же комнату на базе – и как не уезжал отсюда, правда!

— Если говорить исключительно об игровой составляющей, вы не жалеете, что в свое время решились на этот переход?

— Я стараюсь ни о чем не жалеть. Что было, то уже прошло. Я познакомился в Севастополе с хорошими людьми, отличными партнерами по команде. Если вернуть время назад, честно, наверное, так и поступил бы и все-таки перешел бы в Севастополь, не став ничего менять. Не смотря ни на что, определенный опыт я в Севастополе извлек.

— Какие условия соглашения с Ильичевцем?

— Я подписал арендное соглашение на год.

— Скажите, был ли какой-то разговор с тренером или руководителями Шахтера о возможности остаться в Шахтере, чтобы попробовать пробиться в первую команду через сборы?

— Нет. Со мной никто не связывался по этому поводу. Возник вариант с Ильичевцем, и я был только за.

— На какой срок рассчитан ваш контракт с Шахтером?

— Если не ошибаюсь, у меня еще на два года контракт с Шахтером.

— В преддверии первого ялтинского сбора Ильичевца, не могу не спросить: готовы ли к Царской тропе?

— Я в том году проходил уже это дело (улыбаясь). Это дает свои плоды, и это главное.

— Как вообще бежится?

— Это можно сравнить с самолетом: сел и полетел. Точно так же и здесь: начал бежать, и уже ни о чем не думаешь до финиша (смеется).

— Знаю, как минимум, одного взрослого футболиста, мужика, который не добежал до финиша. Вообще, много историй ходит о Царской тропе…

— Ну, если мужик вечером хорошо отдохнул где-то, а утром начинает бежать, конечно, ему будет тяжело. Но, конечно, все еще и переносят подобные нагрузки по-разному.

— У вас есть своя особая стратегия, как вовремя добежать до финиша без особых проблем?

— Да какая там стратегия – секундомеры на «ноль» и пошел! Я думаю, не все так страшно, как кажется. Очень тяжело – факт, но не так страшно, как об этом говорят.

— Скажите, какие вы ставите цели перед собой на ближайший год пребывания в Ильичевце? Например, есть ли конкретная задача – рано или поздно заслужить возвращение в Шахтер?

— Я так далеко не заглядываю. Разговаривали с Николаем Петровичем, он сказал, что задача команды на сезон – быть хотя бы на позицию выше, чем в прошлом сезоне. Это будет уже показатель, нам нужно двигать вперед. Сейчас все мои силы заняты Ильичевцем, а самому главное обойтись без травм и регулярно играть. А как будет дальше – посмотрим. Хотя, конечно, Шахтер – это мой родной клуб, в который я попал еще в 2002 году, пройдя школу, академию, Шахтер-3, дубль. Но на нем ведь свет клином не сошелся. Пока я в Ильичевце. Значит, так надо. Готовлюсь к серьезной конкуренции в Мариуполе.