Эволюция Фонсеки. От прогрессивного интеллигента до последователя эпохи

Как изменилась тренерская философия Паулу Фонсеки у руля горняков за 2 года. 

Эволюция Фонсеки. От прогрессивного интеллигента до последователя эпохи

Несмотря на опыт работы со статусным «Порту», Паулу Фонсека на момент приглашения от «Шахтера» не был «попсовым» вариантом. Это был тренер, сущность которого можно сравнить с неразведанным источником полезных ископаемых. По потенциалу – очень сильная структура; по практичности использования – структура, которая потребовала взвешенного, терпеливого и кропотливого подхода. При этом, боссы «Шахтера» должны были понимать, что на пути к сердцевине источника могли произойти жизнеопасные взрывы.

Паулу Фонсека пришел в «Шахтер» не как слепленный монолит. В клубе рассчитывали получить тренера, способного, прежде всего, прогрессировать, что в итоге проявилось в течение каденции португальца. Но традиционно для такой ситуации пришлось пережить немало шишек, которые должны были закалить характер новичка. Работодатели ожидали, игроки подчинялись, а Паулу Фонсека экспериментировал, считая себя достаточно квалифицированным для резких движений в команде, которая уже с полдесятка лет движется одним и тем же маршрутом.

Впрочем, попытка навязать свои правила в тогда еще чужом монастыре обернулась громким провалом в квалификации Лиги чемпионов, который заставил Фонсеку по-другому взглянуть на предоставленный ему шанс. С одной стороны, это было проявление чрезмерной самоуверенности и своеобразного легкомыслия (игривое настроение тренера и футболистов команды перед поединком в Берне надолго отложился в памяти), с другой – это была демонстрация того, что тренер способен быстро делать выводы и подавлять амбициозные, но нерациональные для команды идеи. Поражение от «Янг Бойз» отвергло в небытие план Фонсеки продвигать игру с двумя нападающими и приструнило его тягу к кадровым экспериментам. Именно после поездки в Швейцарию Фонсека понял, что менять команду под себя нужно постепенно.

Эволюция Фонсеки. От прогрессивного интеллигента до последователя эпохи

А еще португалец понял, что менять нужно не состав и тактическую схему, а философию. Точнее, даже не менять, а совершенствовать. При Луческу «Шахтер» пытался быстро доставлять мяч к линии ворот флангами, используя как козырь подключения игроков вторым темпом. Фонсека же учил команду атаковать шире, используя при этом как можно большее количество футболистов. Показательным был матч Лиги Европы против «Гента», где «Шахтер» забивал голы после около полусотни передач, а также с участием абсолютно всех игроков команды, включая вратаря.

Подрывным для авторитета Фонсеки стало поражение от посредственной «Сельты», которая впоследствии дошла до полуфинала Лиги Европы. Это была болезненная шишка, полученная исключительно из-за тренерских просчетов. А попытка переложить вину на плечи арбитра выглядела самообманом. Более того, сделав из Славко Винчича козла отпущения, Паулу напомнил украинской общественности о временах Луческу и заставил поверить в то, что не тренер определяет в клубе систему, а система – тренера.

Тот период можно считать отправной точкой в ​​процессе перерождения Паулу Фонсеки. С интеллигента португальский специалист превратился в прототип Мирчи Луческу, способный при первом-лучшем случае будоражить общественность громкими заявлениями. Выступления Фонсеки на публике запестрели обвинениями в адрес арбитров, не всегда тактическими относительно соперников словами и жалобами на притеснения «Шахтера», которыми пропитана украинская футбольная система. Свежий пример – интервью Паулу после подписания с клубом нового контракта.

Эволюция Фонсеки. От прогрессивного интеллигента до последователя эпохи

«Все было непросто. Я чувствую: чтобы выигрывать, мы должны быть намного лучше других. У нас это получалось. Я прекрасно понимаю, что легко не будет. Правда в том, что «Шахтер» действительно проходит сквозь «войну» в чемпионате: мы бьемся в одиночестве. Признаю, что из-за этого в прошлом сезоне было очень сложно. Многие люди боролись против нас, но это делает нас сильнее и помогает понять: чтобы побеждать, мы должны быть значительно лучше других».

О борьбе «Шахтера» с системой звучит смешно, но Фонсека в данном случае выступает в роли художника, которого, как известно, обидеть может каждый. Создавая свое полотно, художник полностью проникся «духом эпохи». Бурные реакции на действия арбитров, провокационные заявления относительно коллег по тренерскому цеху, конфликт с подопечным (Тарас Степаненко) гармонично вписались бы в каденцию Луческу, но на картине Фонсеки пока только смешивают краски на заднем фоне.

Негатив противопоставлен позитиву, который проявляется в прогрессе футболистов, которые прозябали раньше. Бернард, Исмаили, Феррейра расцвели именно при Фонсеке. На подходе и Дентиньо с Аланом Патриком, хотя скептики приведут примеры Бланко Лещука и Фомина. И будут правы.

Эволюция Фонсеки. От прогрессивного интеллигента до последователя эпохи

Выступление на групповом этапе Лиги чемпионов 2017/18 почти убедило в том, что Фонсека со своим «Шахтером» наконец-то вырос из коротких штанишек. Классная игра с будущим чемпионом Англии (в обоих матчах), стратегическая победа над «Наполи» в Харькове и проявление класса в противостоянии с дерзким «Фейеноордом». Проклятие могло рухнуть, если бы «Шахтер» по-другому сыграл с «Ромой» в вечном городе. Не говорим о результате, только – о характере того матча. Выбранная Фонсекой тактика удержания добытого дома счета оставила очередной отпечаток на репутации португальца. Хотя, хотя…

Хотя именно после вылета из Лиги чемпионов запестрели сообщения о заинтересованности в услугах Фонсеки команд из разных уголков континента. Начиная с Саудовской Аравии и заканчивая Англией. Что-то из списка ПСЖ, «Наполи», «Арсенал», «Вест Хэм», «Монако», возможно, и было выдумками агентов, однако узнаваемость Фонсеки возросла. Это факт. Руководство «Шахтера» докопалось до сердцевины источника.

Следующие два года Фонсека проведет у руля «Шахтера», пытаясь удержать планку результатов на привычной высоте и полностью соответствовать идеологии клуба.