Кажется, это самая ненужная победа «Динамо» над «Шахтером»

Матч потерял свое значение задолго до начала, уверен Олег Тарасенко.

Кажется, это самая ненужная победа «Динамо» над «Шахтером»

Вчера вечером я обновил свой персональный рейтинг номинантов на футбольную премию Дарвина по умению максимально изощренно прихлопнуть собственные или командные шансы на что-нибудь хорошее. Выпал из топ-тройки дриблинг Рене Игиты в дополнительное время матча плей-офф ЧМ-1990, на одну позицию опустились российские футболисты, затеявшие «Игру престолов» за три года до выхода одноимённой книги – и по совместительству за полгода до старта чемпионата мира.

Несравненный Сэм Эллардайс, и его увольнение из сборной Англии, конечно, вне конкуренции, но вот на второе место вышло «Динамо», трех «мариупольских» очков которому как раз и не хватило, чтобы взять чемпионство в этом году. Каков сезон, такова и концовка. Этот матч должен был стать идеальным завершением борьбы за титул – а стал полувыставочной комедией ошибок.

Хорошо, даже если абстрагироваться от состава «Шахтера», отпустившего своих главных бразильцев и от очередного экспериментального состава «Динамо». Матчи наших бессменных чемпионов – единственный продукт, который мы в принципе можем сейчас показывать на экспорт. И что бы увидел, например, английский болельщик, по непонятным причинам не пожелавший смотреть финал Кубка Англии?

Все три гола в матче забиты после грубых ошибок. Центрбеки «Шахтера», напрочь потерявшие Вербича прямо во вратарской. Аналогичный реверанс динамовских коллег, которых Кайоде уделал на скорости, как Льюис Хэмилтон уделывает круговых. Перфоманс Хочолавы, за которым набегал совершенно свободный Додо и которому никто бы не мешал спокойно вынести мяч на угловой – и это вот витрина нашего футбола?

Кажется, это самая ненужная победа «Динамо» над «Шахтером»

Но ведь даже кроме голов реально интересной игры не показали ни те, ни другие. Отчасти это следствие нестандартных составов – ведь вряд ли мы увидим те же сочетания игроков и в новом сезоне. Отрезок гегенпрессинга горняков в начале второго тайма, когда обрезки от киевлян посыпались на ровном месте и несколько раз «Шахтер» должен был выходить вперед, парочка симпатичных комбинаций от «Динамо». Да, нужно признать – голевой ошибке Хочолавы предшествовала красивейшая раскатка хозяев.

Несколько плотных ударов Ракицкого и Степаненко (кстати, Бойко молодец – памятуя регулярные проблемы в прошлом с ловлей таких ударов, предпочел их отбивать, а потом фиксировать мяч), а у «Динамо» вся острота во втором тайме оказалась связана с людьми, вышедшими на поле скорее для статуса.

Возвращение Сидорчука после травмы ознаменовалось несколькими дальними ударами, один из которых по задумке должен был стать крутой подрезкой за уши Пятову. А «легенда номер двадцать» Олег Гусев чуть ли не в первой своей атаке вспомнил молодость, лихо вырезал мяч в центр… но привычный адресат таких пасов листал смартфон на VIP-трибуне, а Артем Беседин бесхитростно в касание пробил прямо во вратаря.

Вот, собственно, и все – остальное составляют эмоции. Крутейший перфоманс динамовских фанов, очень достойно проводивших Гусева, типовой парад грубости в концовке матча с семью желтыми карточками за шесть последних минут – и массовая потасовка после грубого фола Нема, в которой потерялся свисток об окончании матча. Как, собственно, и сама игра, потерявшая свое значение еще задолго до начала.

Теперь Хацкевич может на предстоящих собеседованиях козырять званием морального чемпиона с десятью из двенадцати очков против «Шахтера» в чемпионате, а Палкин и Фонсека со товарищи – ехидно вспоминать Гоголя и унтер-офицерскую вдову, которая, как известно, сама себя высекла.

Странный был сезон и, пожалуй, хорошо, что он закончился – ведь в новом всегда остается надежда на лучшее. Например, то, что чуть ли не впервые в истории матч УПЛ транслировался на Facebook. Очень правильно и своевременно – сейчас спортивный контент массово уходит в соцсети. Хотите пример – отличная коллаборация Уимблдона или NFL все с тем же Facebook в прошлом году. Главное только, чтобы контент был достойным. В общем, надежда – она ведь известная долгожительница.