Фернандиньо: Я очень скучаю по моему Донецку

Интервью Фернандиньо бывшему пресс-атташе футбольного клуба «Шахтер» Руслану Мармазову. 

Знать, что Фернандиньо в Москве и не встретиться с ним я, разумеется, не мог. Забавный момент, в игре против сборной России 23 марта на поле ведь его так и не выпустили. Тите приберег его для матча в Германии 27 марта. Зато поболтали мы с Ферной всласть, весь вечер накануне матча на это радостно убили. Была такая прекрасная атмосфера воспоминаний и обмена футбольными новостями, что разошлись только в районе полуночи. И то, исключительно потому, что Фернандиньо надо было выспаться перед игрой. Знали бы, что он не выйдет на поле, небось, до утра просидели бы за кофе и добрым разговором.

Когда старые товарищи давно не виделись (а мы с Фернандиньо прошлый раз общались пятилетку тому назад, когда он перебирался из Донецка в Манчестер в 2013 году), поговорить хочется сразу обо всем. Беседа скачет невероятными зигзагами, что хотел спросить, часто забываешь, зато по дороге сами собой возникают другие темы. Короче говоря, я даже и пытаться не буду симулировать официальное интервью. Поделюсь кусочками дружеского вечера, разумеется, только теми, которыми можно придать огласке и которые, по моему скромному мнению, могут оказаться интересными публике.

Само собой, не могли мы не затронуть ситуацию в Донецке. Ферна пытается из своего английского или бразильского далека следить за происходящим в его любимом городе. Кстати, тут не малейшей натяжки, футболист любит Донецк и жутко переживает по поводу войны.

— Объясни мне, как это могло получиться? Я же помню, как здорово было в Донецке и вдруг, на тебе — война.

— Знаешь, Ферна, ты задаешь мне и простой, и одновременно сложный вопрос. Если очень коротко, в Киеве произошел переворот, оттуда Донецку стали навязывать принципы, абсолютно нам не подходящие. Ты прекрасно знаешь, в наших краях живут русские люди, и говорят по-русски, и думают…
— Конечно, я это знаю, как-никак в Донецке 8 лет прожил. Не могу понять, как те, кто вчера еще сидели за одни столом, сегодня могут стрелять друг в друга?

— В самый корень смотришь. Четко на этот вопрос сегодня никто не ответит. Войну не Донецк начал. Люди возмутились и не хотели принимать безобразия, которые произошли в Киеве. А оттуда на нас бросили танки, самолеты, фашистские батальоны.
— О фашистах я слышал. Но самолеты… Как это может быть?

— Помнишь, какой у нас был аэропорт…
— Замечательный просто.

— А по нему украинский самолет ракетами ударил. В интернете можно легко видео найти.
— Кошмар какой-то. Безумие.

— От «Донбасс Арены», на которой, между прочим, до сих пор твой гигантский портрет висит, до линии фронта каких-то 5-6 километров. Меньше даже.
— Я же знаю, что ты правду говоришь, а ощущение, что пересказываешь страшный сон. Или фантастический фильм, не самый удачный, причем.

— Сам не могу от этого ощущения отделаться. Каждый день стреляют, все время гибнут люди.
— Много погибло?

— Официально говорят, что-то порядка 10 тысяч человек. На самом деле, думаю, надо умножать не меньше, чем на пять. А точную цифру, скорее всего, мы не узнаем никогда. Так это те, кто погиб от пуль, мин, снарядов, а сколько досрочно умерло от инфарктов и инсультов? Уму не постижимо.

Фернандиньо потрясен. Глаза стали красными и влажными. Видно, что над всем этим он неоднократно размышлял, но я подтвердил самые страшные его догадки. Молчим, думаем о своем… Первым тишину ломает Фернандиньо.

— Знаешь, я очень скучаю по моему Донецку, мне его не хватает. Мне было уютно там.

— Можешь представить мои чувства. Понятно, что война, когда-то закончится. Но того Донецка, который мы помним, уже не будет. Во всяком случае, понадобится много времени, чтобы залечить его раны.
— А что сейчас в Крыму? Это же Россия?

— Россия. Крыму повезло больше, чем Донбассу. Он вернулся домой, а главное, люди живы и войны нет.
— Там были футбольные команды, мы играли с ними. Забыл… Как назывался клуб из Симферополя?

— «Таврия».
— О, правильно, «Таврия». И еще «Севастополь» был. Они же не в Чемпионате России выступают?

— Нет, в России им пока играть не дают. Там такая специфическая зона УЕФА. В общем, пока играют между собой в рамках региона. На международный уровень, разумеется, не выходят.
— Слабый уровень, скорее всего?

— Во всяком случае, крайне скромный.
— Тоже жаль. Хорошие были команды в Крыму и приличные игроки. Надеюсь, у них все наладится.

Фернандиньо просит простить, что не очень уверенно говорит по-русски. Мол, за пять лет все забыл. Вот уж не сказал бы. Прекрасно говорит, все понимает, шутит и очень к месту употребляет крепкие идиоматические обороты, допустимые в футбольной мужской компании.

— Ты с кем-то из тех, кто выступал с тобой в «Шахтере», связь поддерживаешь?
— Несколько месяцев тому назад звонил Мариуш Левандовски, он тогда в Эмиратах жил.

— Теперь он в Польше возглавил команду «Заглембе» из Любина.
— С Томашем Хюбшманом созванивался. Общался со Славой Шевчуком, он на украинском телевидении был футбольным экспертом, а теперь тренер. С Дарио Срной виделся совсем недавно. Слушай, а где Разван Рац, не знаешь? Он одно время выступал в Англии, а потом я его как-то потерял.

— Живет в Испании, я так понимаю, в Мадриде. А недавно, вообрази, опять вернулся в футбол. Поехал в Румынию играть за «Тимишоару».
— Молодец, раз есть здоровье, надо играть.

— А Жадсон еще выступает?
— Да, в Бразилии. Кстати, в хорошем клубе, в «Коринтианс». Думаю, еще пару лет запросто сможет играть. У него было из Китая предложение. В общем-то, такой вариант – денег заработать.

— Как Тейшейра? (В 2016 году перешел из «Шахтера» в китайский клуб «Цзянсу Сунин» за рекордные 50 миллионов евро – прим. автора)
— Нет, как Тейшейра заработать сложно.

Фернандиньо со смехом изображает, как Алекс Тейшйера идет за зарплатой с огромной сумкой.

— Между карьерой в серьезном чемпионате и деньгами он выбрал последнее. Имеет право. Кто его осудит, верно ведь?
— Никто. Это его выбор. Но если бы он ушел не в Китай, а в какой-то солидный чемпионат, сейчас точно был в сборной Бразилии. Тейшейра очень классный игрок.

— В конце прошлого года твой «Манчестер Сити» пересекался в Лиге чемпионов с «Шахтером». Что скажешь о современных «горняках», как выглядели?
— Очень хорошо выглядели, сильная команда. Пят в порядке (вратарь Андрей Пятов – прим. автора), Степа отлично смотрелся (опорный полузащитник Тарас Степаненко – прим. автора), да и вообще крепкая команда, высокий уровень.

— «Шахтер», в котором ты играл, и нынешний его вариант сильно отличаются?
— Их и тяжело, да и не надо сравнивать. Это разные явления. Но опять-таки повторю, сегодняшний «Шахтер» — отличная команда. Тем более, приходится в сложных условиях выступать, без своего стадиона, без болельщиков. И еще скажу, что Паулу Фонсека – сильный и квалифицированный тренер.

— В действиях «Шахтера» сейчас больше от схем Луческу или Фонсека привил свой стиль?
— Мне кажется, он не стал ломать то полезное, что построил Мистер, но и свое привнес.

— С Мирчей Луческу ты на связи?
— О! Это постоянно. Созваниваемся, разговариваем.

— Думаешь, сборная Турции – это его последняя в карьере команда? Все-таки уже достаточно почтенный возраст.
— Возраст, конечно, серьезный. Но Мистер очень энергичный человек. Он душой молод. Кстати, мне кажется, что работа в сборной не совсем ему нравится. Не для него это. На сборной Турции он не остановится, потом примет еще какой-нибудь клуб. Я так, во всяком случае, думаю.

— Тебе не кажется. Так и есть. Он сам мне когда-то говорил, что специфика работы со сборной для него скучна. Мол, это для тех, кто не любит трудиться. Матчи редко, собираются уже готовые исполнители. Ему нравится каждый день заниматься футболом, возиться с игроками, растить их. А такое возможно только в клубе.
— Вот-вот, и я так думаю. Мистер, знаю его натуру, будет работать до последнего. Иначе он не может.

— С тобой в «Манчестер Сити» еще один игрок из «Шахтера» выступает, молодой еще совсем Саша Зинченко…
— Прошлый год он в аренде повел в Эйндховене. В этом году тоже должен был идти в арену, но тренер Пеп Гвардиола сказал, что он нужен в «Манчестер Сити». Стал в состав ставить. Гвардиола считает, что из Зинченко может вырасти очень сильный игрок.

— А ты как считаешь?
— Мне он очень нравится. Думаю, если будет и дальше так прогрессировать, его ждет замечательное игровое будущее. Я только не совсем понял, как он из «Шахтера» попал в «Уфу», из которой уже и перебрался в Англию?

— Я тогда в клубе уже не работал, тоже не очень знаю. Так понял, что на каком-то этапе, причем, важном, прощелкали парня. Надо было ему дать хорошие условия, закрепить контрактом, а его упустили. Теперь с «Уфой» пытаются выяснять отношения. Но это уже никому не интересная история. Зинченко через «Уфу» выскочил на серьезную высоту. Даже сейчас это уже игрок совершенно другого уровня…

Беседовали с Фернадиньо в лобби-баре одного из шикарных столичных отелей. Тут к моему собеседнику подошла темнокожая женщина, достаточно взрослая, по-своему элегантная. Обоюдные приветствия, поцелуи, щебетание на португальском языке, с совершенно бесподобными, чисто бразильскими интонациями. Через пару минут дама ушла.

— Ферна, а я ведь за эти годы научился распознавать бразильских женщин, в толпе даже. Ни за что не ошибусь.

Бывший вице-капитан «Шахтера» улыбается. Он понимает, какие именно показатели отличают бразильянок от прочих барышень и матрон.

— Это, кстати, мама Фреда была .

— Да? Молодая. Фреду ведь 25?
— У кого черная кожа, тому сложно определить возраст. Мне, например, 26.

Белозубая улыбка Фернандиньо однозначно указывает, что он подшучивает надо мной. Собственно, я-то знаю, что ему 32. Хотя прекрасно сохранился. Надо думать, им аккуратно пользовались.

Тем временем, вокруг одного из соседних столиков, оккупированных большой бразильской компанией, фланирует Фред, почему-то с футболкой московского ЦСКА в руках. Тут же приходит мысль, что многие мои коллеги, увидев это, не удержались бы от сенсационного заголовка вроде «В столичном отеле замечен игрок сборной Бразилии с футболкой ЦСКА». И, типа, понимай, как хочешь. Интрига!

На самом деле, похоже, что судьба уготовила Фреду совсем иной маршрут. После матча с Россией пересеклись с игроком «Шахтера» в смешанной зоне. Интересуюсь: «Слышал, ты в Манчестер собираешься?» Он лукаво улыбается, отвечает в привычном мне ключе: «Не знаю, друг мой. Пока ничего не знаю». Но судя по сиянию глаз, похоже, дело на мази. Второй вопрос, что за Фреда борются оба гранда из Манчестера, сулят хорошие деньги. Правда, он и игрок серьезный, понять их можно.

Фернандиньо перехватывает мой взгляд, когда я отслеживаю перемещения по отелю семейного табора Фреда.

— Бразильцам иначе нельзя. Нам постоянно рядом нужна семья, мы скучаем без родных и близких.

— Это я в курсе. Папа-мама, жена, детей куча…
— Брандао помнишь?

— Еще бы! Столько лет с ним в «Шахтере» работали. Он же, кажется, все еще играет, видел, что был в каком-то греческом клубе.
— Был, но теперь уже в Бразилии. У него недавно дочка родилась. Сумасшедший…

— Почему сумасшедший? Дочка – это всегда хорошо.
— Так ему уже под 40 лет и только первая дочка. Надо было бы уже в дедушки готовиться, а он только папой стал. Чем только думал?.. Парни, с которыми ты в «Шахтере» дружил, помню, у вас хорошая была компания, еще остались в клубе?

— Уже почти никого нет. Главного администратора Дамира Зиннатуллина, офицера безопасности Леху Алексеева, ты должен их помнить, убрали из клуба, хотя они там по 20 лет проработали.
— Почему?

— Не знаю. Может быть, состав меняют под стать новым временам. Любош Михел еще раньше ушел в ПАОК.
— Это же президент его клуба недавно по полю бегал с пистолетом?

— Верно, был такой удивительный случай. Греческий футбол, насколько могу судить, очень непростой. На Украине всяких подковерных игр хватало. Сам знаешь, «Динамо» (Киев), Суркисы, вечные проблемы с судейством…
— Еще бы мне это не знать.

— А в Греции еще круче.
— Но все же, согласись, с пистолетом на поле – это оригинально. Не припомню такого ни в Европе, ни в Бразилии.

— Не спорю, момент получился яркий. Теперь ПАОК еще за него будет расхлебывать проблемы неизвестно сколько. Я с Любошем созванивался. Он говорит, что президент клуба Иван Саввиди никогда никому зла не желал. И пистолетом обзавелся буквально пару месяцев назад, для самообороны. В Греции не только футбол темпераментный, бизнес тоже. А видишь, как все обернулось неуклюже. Доказывай теперь, что ничего дурного не мыслил.
— Мда, чего только в футболе не встретишь.

— Это точно.
— Разговаривали с Дарио Срной. В следующем году 10 лет, как мы выиграли Кубок УЕФА. Хотелось бы собраться, отметить.

— Трудно это сейчас сделать, разбросало всех, да и война…
— В том-то и дело. Но сезон тогда был крутой, в 2009 году. И еще, здорово, что именно у киевского «Динамо» выиграли в полуфинале.

— О другом варианте я даже думать тогда боялся. Представь, если бы они прошли? Ужас! А когда выиграли, я уже не сомневался, что в финале победим. Кстати, вот у меня на руке часы с эмблемой клуба и надписью «Обладатель Кубка УЕФА 2009». Луческу подарил.
— Да, у меня тоже есть часы в память о тех славных времена.

— А в «Шахтере» ты трофеев больше, чем в Англии навыигрывал.
— Понятное дело. В Англии попробуй что-нибудь выиграй. Каждый матч – страшная битва. Это тебе не Украина. Там вкалывать надо безостановочно.

— Хорошо в Англии, все близко. На игру едем на автобусе, час-полтора. Или на самолете 40 минут макисмум. Смотрю на Россию, какая она огромная. Как они тут на игры добираются?
— Элементарно. Сели в самолет и полетели. Правда, на встречу со СКА (Хабаровск) надо лететь часов 10.

— Мне когда надо ехать в сборную на матчи в Латинской Америке, из Англии часов 11-12 лету может быть. Потом в себя прихожу еще день или два — устаю в самолете, к тому же, разница во времени… Так это в сборную, а тут внутренний чемпионат. Ты был в тех краях, в Сибири, на Дальнем Востоке?
— Пока нет. Дочка в свадебное путешествие с мужем отправились во Владивосток, на Байкал, по Сибири. Масса впечатлений.

— Уф! Я бы хотел посмотреть на те края. Большая страна.
— Огромная. Приезжай на Чемпионат мира, Сибирь, правда, не посмотришь, но в европейской части кое с какими местами познакомиться сможешь.

— Хорошо бы.
— Все, заметано. Буду ждать тебя летом.