Нойок: В «Шахтере» я просто не поверил в себя

Большое интервью экс-игрока горняков, а ныне капитана минского Динамо Александра Нойка.

— Недавно вам наконец-то вручили статуэтку лучшему полузащитнику прошлого чемпионата. Много подобных наград в вашей коллекции?
— Нет. Разве что те, которые получал еще в академии донецкого «Шахтера». Но это — на уровне детско-юношеского футбола. А что касается взрослого, то ничего такого не было. И вот — первая большая награда. Кстати, в прошлом году признали и лучшим игроком «Динамо». Это для меня тоже событие.

— На сборах в Турции знакомых лиц хватало?
— Еще бы! Пальцев руки не хватит, чтобы перечислить только ребят, с которыми учился в интернате донецкого «Шахтера». Будковский и Чайковский приезжали в Турцию в составе «Анжи». Хватало товарищей в рядах киевского «Арсенала» и харьковского «Гелиоса». Все-таки Турция — это в межсезонье футбольная Мекка. Там кого угодно можно увидеть. Грубо говоря, Дзюба для кого-то недосягаем, а ты с ним в бане на одной полке греешься.

— В Донецке с кем из будущих звезд пересекались?
— Например, с Ракицким. Если называть ровесников, то это Ордец, который также играет в «Шахтере». Тот же Будковский — в «Анжи», Малиновский — в «Генке», Караваев в «Фенербахче» недавно выступал. Он, кстати, как и я, родом из Херсона. В общем, очень сильный возраст у нас был. А академия «Шахтера» к тому же многое дает ребенку индивидуально. До печально известных событий там вообще шикарные условия были. База — за городом. У каждой команды — свое поле идеального качества. Комнаты с евроремонтом на двух человек. Все, как в «Краснодаре». Поэтому «Шахтер» и продает многих игроков за миллионы евро. Но, опять-таки, война — это большое горе в стране. Упал и футбол, и спорт вообще. Смотришь — сердце кровью обливается. Настолько все сейчас печально…

— Правда, что «Говерла» ездила на тренировки в соседнюю Венгрию?
— При мне — нет. Но на границе с Венгрией, случалось, работали. Там поле — прямо в горах.

— Самая памятная шутка наставника команды Игоря Гамулы?
— Ох, сколько их было! Игорь Васильевич умеет создать вокруг себя коллектив. И вся работа у него проходит с юмором, а потому легко. Хотя в смысле футбола тренер довольно жесткий. Нагрузки у Гамулы, надо сказать, невероятные. Хорошо хоть после них следует очередная шутка. Всех не перечислить. Однажды сказал: «Вы сегодня играли, как х… А знаете, почему? Потому что вы стояли!». И это еще только то, что можно рассказать.

— В 2013-м вы с конфликтом покинули Донецк, проронив, что двери в основу «Шахтера» закрыты.
— Сказал это, безусловно, на эмоциях. Команда тогда была просто космическая — Фернандиньо, Виллиан, Алекс Тейшейра, Дуглас Коста, Жадсон. И, наверное, я просто не поверил в себя. Не продлил контракт и перебрался в «Металлист».

— Новый контракт в Донецке предложили с мизерной зарплатой специально?
— Возможно. Но сейчас у меня никакой обиды. Я воспитанник «Шахтера». Всегда переживаю за команду. Там мои друзья играют. Какая может быть злость? Вспоминаю то время как шикарный период в жизни. Почти десять лет!

— Не представляю, как в харьковском «Металлисте» могли уживаться шесть бразильцев и шесть аргентинцев?
— Даже больше. И все — футболисты топ-уровня. На тренировках с мячом на скорости такое вытворяли! Когда у Марлоса удавалось отнять мяч, становился счастливым человеком. Потом он и Марсио Азеведо перебрались в «Шахтер». Хосе Соса — в «Атлетико», Алехандро Гомес — в «Аталанту». А противостояния тогда не было никакого. Игроки отлично ладили. Безусловно, без конфликтов не обходилось. Но тогда в «Металлисте» были невероятные деньги — и такие же зарплаты. Так зачем ругаться, чтобы все потерять?

— Сезон-2015/16 стал последним в истории клуба. Говорят, долги перед игроками накопились громадные…
— За полтора года не получил ни копейки. Сезон-2014/15 провел в аренде в донецком «Металлурге» — с условием доплат со стороны «Металлиста». Однако этих денег не заплатили ни разу. Затем «Металлург» на почве войны и финансирования прекратил существование. Хотя команда была классная, теплая. Вернулся в Харьков, но там тоже настали проблемы. Повторюсь: спорт в стране оказался просто убит. Столько клубов исчезло — «Металлист», оба «Металлурга», «Кривбасс», «Говерла», «Таврия», «Севастополь». А ведь они всегда боролись за выход в Лигу Европы, имели топ-финансирование.

— В «Динамо» вы появились благодаря Владимиру Косаковскому?
— Да. Он выступил в качестве посредника — связался с моим агентом. Я поехал на просмотр — на сбор команды в Турцию. Потренировался несколько дней. В «Динамо» попросили время на размышления. И уже через неделю я вернулся в Турцию, где и подписал контракт.

— Часто вас сравнивают с Никитой Корзуном, на смену которому и взяли в «Динамо»?
— Ни разу такого не слышал.

— Правда, что у вас течет цыганская кровь?
— Нет. Просто внешность такая. Вот все и называли Цыганом — еще со времен интерната в Донецке. Но я к этому нормально отношусь. Видно же, что смуглый. Сейчас в «Динамо» называют Грязный — по той же причине. У нас все ребятки с юмором. Другие прозвища в команде? Вага. Это Хващ — потому что на азербайджанца похож. Или Корон. Это Саня Сачивко — очень сильно Маковецкого напоминает в фильме «Жмурки». С примерами, пожалуй, хватит.

— Едва завершился прошлый чемпионат, как вы рванули в Италию — на большой футбол «Наполи» — «Ювентус».
— Ездили вместе с Климовичем и Хващинским. Много эмоций! Неаполь, конечно, город специфический — южный, грязноватый. Потом перебрались в Рим и увидели совсем другую Италию. Там красиво и спокойно. А вообще, все понравилось, хотя я и не первый раз в этой стране. Сам футбол? Смотришь с трибуны — вроде ничем не отличается от нашего. Игроки на таком уровне тоже допускают ошибки. Еще впечатления? Конечно, тактика видна. Болельщики импульсивные — это же неаполитанцы. Стадион очень старый — и тоже очень грязный. Комфорта на нем особо не было. Зато колоритно.

— Почем билеты?
— Нам их достал главный тренер. Все-таки Сергей Витальевич несколько лет в Италии играл. Так что ему это не составило труда. Приехали в Неаполь — билеты нам привезли прямо в гостиницу. Уровень! Безумно благодарны этому подарку.

— Победу «Юве» тогда принес гол экс-форварда «Наполи» Игуаина. Трибуны освистали?— Еще как! Его на поле и не видно-то было. Образно говоря, семь действий за матч сделал — и победный мяч забил. Отовсюду слышалось: «Игуаин — мерда!». Когда шли от стадиона к метро, каждый звук был про аргентинца.

— Знаменитостей в Неаполе встречали?
— Нет. Разве что президент «Наполи» смотрел матч чуть выше нас. Рядом — жена Кулибали. Но возле стадиона все овеяно футбольным духом. Зашли в кафе имени Марадоны. Его владелец, он же бармен — интересный, улыбчивый дядька. Показывал газеты, где он на фото с Баджо, с Виалли, которые заходили в его кофейню. А я же на этом помешан — мы с Климом аж рты открыли.

— Ваш любимый игрок в чемпионате Италии?
— Отец постоянно смотрел серию «А», когда там Шевченко играл. Ну и я с ним заодно. Тот же Шевченко мне безумно нравился, тем более земляки. Еще Зеедорф, Гаттузо, Дельвеккио, Батистута. Да тогда — с конца 90-х где-то по 2006-й — все звезды выступали в Италии. Как можно было не любить серию «А»?

— Затем вы махнули на пляжные курорты. Почему наш народ очень негативно реагирует на ваши обычные фото с отдыха?
— Не знаю. Скорее всего, это зависть. Люди сидят дома на диване. Им делать нечего. А оскорбить человека легко. Одни чего-то добиваются в жизни — трудом, старанием, упорством. А другие — нет, вот и выплескивают досаду на других. То же самое — в чемпионате Беларуси. Это ведь ни для кого не секрет. Есть болельщики, которые поддерживают искренне, сердцем. А есть ребята, которым бы выпить пива да поругать игроков.

— Вашу соцактивность так воспринимают только белорусы? Или украинцы тоже?
— На родине, по-моему, к этому спокойнее относятся. Но я не хочу разделять. Все-таки раньше это была одна большая страна. И менталитет у нас один. Играй я сейчас в чемпионате Украины, реакция там, может, была бы такой же.